СЕВЕРО-ВОСТОК РОССИИ

Северо-Восток Росси заселен в течение тысячелетий оленеводами на равнинах, охотниками на морского зверя на побережьях. Русские проникли сюда за пушниной в середине XVIII в. Все эти виды хозяйства не требовали вхождения в горы и не сталкивали человека с лавинной опасностью, за исключением тех случаев, когда морские охотники рисковали попасть под обрушивающиеся с крутых берегов снежные карнизы. Индустриальное освоение территории в последние десятилетия связано в основном с разведкой и эксплуатацией месторождений полезных ископаемых. Ныне защиты от лавин требуют транспортные пути, связывающие Якутск и порты Охотского моря с внутренними районами, а также некоторые горнодобывающие предприятия и населенные пункты.

   Несмотря на эту потребность, история прямого изучения лавин Северо-Востока России насчитывает лишь около двух десятков лет. Первые обзорные материалы по характеристике ее геоморфологической и климатической составляющей были получены С. А. Ракитой при содействии сотрудников Колымского УГКС в период создания Карты лавиноопасных районов СССР (1970) (Лавиноопасные районы…, 1971). В процессе этой работы была качественно охарактеризована связь типа рельефа с густотой лавинной сети; по данным наблюдений метеостанций составлено представление об основных лавиноиндикационных чертах климата региона (величины снегопереноса и снегонакопления, повторяемость и распространение оттепелей и др.). Результаты зимне-весенних аэровизуальных наблюдений и авиадесантных работ позволили проверить расчеты лавиноиндикационных характеристик, основанные на материалах сетевых наблюдений. Данные о конкретных случаях схода лавин, их типе, объеме были получены путем анкетирования и опроса населения.

   В конце 60-х — начале 70-х годов Колымским УГКС начаты наблюдения за состоянием лавинной опасности на отдельных участках автомобильных дорог Магаданской обл. — Тенькинской, Омсукчанской, Сеймчанской и других; прогнозируется сход, изучаются параметры и условия схода снежных лавин, производится профилактический обстрел опасных участков. Специальные наблюдения за лавинами ведутся также на некоторых метеостанциях региона; но они пока не отличаются полнотой и непрерывностью.

   Среди специальных работ последних лет, результаты которых существуют в форме отчетов, заслуживают упоминания следующие. Производственным геологическим объединением «Севвостокгеология» произведено изучение экзогенных геологических процессов в центральных районах Магаданской обл.; составлена карта их распространения в масштабе 1:1 млн. где указаны, в частности, лавиноопасные участки и дана оценка степени опасности по густоте очагов на единицу площади.

   Сотрудниками САНИИ Госкомгидромета бывшего СССР в летние сезоны 1983 и 1984 гг. проведено аэровизуальное обследование лавиноактивных территорий Верхоянья и Чукотки, составлены карты густоты лавинной сети и произведены расчеты отдельных параметров лавинной активности.

   В 1981-1984 гг. сотрудниками Проблемной лаборатории снежных лавин и селей МГУ выполнены рекогносцировочные полевые исследования лавинной опасности и двухлетние зимние наблюдения в прибрежных районах Чукотки; маршрутные и аэровизуальные наблюдения проведены также в Магаданской области и Северной Якутии при подготовке лавинных карт Атласа снежно-ледовых ресурсов.

   В основу данного очерка положены названные материалы вместе со сведениями, почерпнутыми в публикациях и в отчетах научных и производственных геологических организаций. В целом знания о лавинной активности рассматриваемого района остаются ограниченными, а даваемые ниже количественные оценки — ориентировочными.

   В рельефе Северо-Востока России выделяется крупная горная дуга, включающая Верхоянскую горную систему, Охотско-Колымское нагорье, Анюйское и Чукотское нагорья. К северу от этой дуги расположено нагорье Черского, восточнее — изолированное Корякское нагорье. Все эти массивы относятся к категории возрожденных гор, отвечающих складчато-глыбовым или сводово-глыбовым поднятиям после длительного периода выравнивания прежнего горного рельефа. Поэтому для всего Северо-Востока характерна плосковершинность водоразделов. Острые водораздельные гребни отмечаются лишь на тех наиболее поднятых участках, где новейшие процессы денудации успели уничтожить прежние выровненные поверхности. Горы сложены в основном довольно податливыми денудации метаморфизованными осадочными породами, среди которых повсеместно встречаются более прочные граниты. На Охотско-Колымском и Чукотском нагорьях широко распространены изверженные породы.

   В Верхоянской горной системе преобладают участки с абсолютными высотами до 1500-2000 м. Лишь на юге, где разделяются хребты Сетте-Дабан и Сунтар-Хаята, в последнем характерные высоты достигают 2400 м, максимальная — 2959 м. Макросклоны гор Верхоянской системы асимметричны; те, что обращены к долине р. Лены, значительно круче восточных и северо-восточных. Нагорье Черского имеет характерную высоту 2000-2500 м, максимальную — 3147, Охотско-Колымское — 1200-2000 и 2586 м. Его макросклоны асимметричны; более крутые обращены к Охотскому и Берингову морям. На Чукотке преобладают отметки менее 1500 м, максимальная — 1843 м. На Корякском нагорье водоразделы редко поднимаются до высоты 1500-2000 м, наивысшая точка 2562 м. В низкогорьях (высота до 800 м над уровнем моря) преобладают склоны с превышением 200-300 м, в среднегорьях (800-2000 м) — от 200-300 до 1500 м, в высокогорьях глубина расчленения в делом уменьшается в сравнении со среднегорьями, но измеряется сотнями метров.

   В рельефе гор Северо-Востока помимо эрозионной деятельности рек сказались процессы, связанные с горным оледенением и особенно с криогенным выветриванием. Ледниковые формы рельефа (острые крутые гребни, цирки, кары, троговые долины) распространены повсеместно в высокогорьях, но часто и в среднегорьях, на отметках выше 800-1000 м. Особенно развит такой рельеф в районах современного оледенения на хр. Сунтар-Хаята (площадь оледенения около 250 км2, абсолютная высота снеговой линии 2200-2450 м), на Корякском нагорье (180 км2, 600- 1500 м), в массиве Буордах на нагорье Черского (140 км2, 2200-2300 м), на Момском хребте того же нагорья (54 км2, около 2500 м). На хр. Сунтар-Хаята имеются крупные долинные ледники. Однако и здесь, и во всех других названных районах подавляющее большинство ледников — мелкие, каровые, висячие и другие; они питаются в основном метелевым снегом, а в карах — также лавинными снежниками.

   На относительно крутых макросклонах ниже пояса горноледникового рельефа развит водно-эрозионный рельеф с такими его характерными чертами, как узкие, иногда каньонообразные поперечные профили долин, изрезанность склонов денудационными воронками, широкое распространение склонов с углом естественного откоса (30-40°).

   Но наиболее яркой чертой горного рельефа Северо-Востока России является его выровненность процессами криогенной денудации — морозного выветривания и смещения чехла рыхлых отложений вниз по склонам в форме курумов, солифлюкционных потоков и др. Этими процессами, более или менее запечатленными также в облике горно-ледникового и водно-эрозионного рельефа, сглажены все острые гребни и выступы на склонах, смягчены очертания денудационных воронок, многие участки склонов выположены до 25-20° и более. Скальных обнажений почти не осталось, все плато и склоны покрыты каменно-обломочным чехлом, а дно небольших долин — «каменными реками». Монотонность облику гор придает темный покров лишайников; участки активного гравитационного сноса, в том числе пути крупных лавин, легко «читаются» как светлые, менее покрытые лишайником полосы.

   Горные каменистые пустыни представляют верхнюю часть гольцового пояса, в который входят также горные мохово-лишайниковые тундры и «подгольцовая» полоса, занятая кедровым стлаником, низкорослым ольховником, кустарниками. Лесной пояс (лиственничные редколесья) располагается в северной части района и на Корякском нагорье ниже отметок 200- 400 м, в южной- 1100-1200, а на хр. Сунтар-Хаята — 1300- 1400 м. Гольцовые ландшафты занимают около 1/3 площади района; нигде в горах бывшего СССР нет столь обширных пространств, лежащих выше границы леса.

   В высокогорьях с ледниковым рельефом и в резко расчлененных среднегорьях относительная высота склонов может превышать 1000 м, обычно находится в диапазоне 400-800 м; углы наклона лавиносборов здесь нередко превышают 35-40°. В районах менее резкого расчленения, средне- и низкогорных, преобладают лавиносборы с наклоном 25-35°; их превышения уменьшаются до 200-300 м. Очаги лотковых лавин сравнительно многочисленны в резко расчлененных районах; остальной территории более свойственны протяженные нерасчлененные склоны — места вероятного схода осовов. В целом для верховий рек Колымы и Индигирки и для района Магадана лотковые лавины преобладают, осовы же составляют до 40% общего числа зарегистрированных лавин.

   В горно-ледниковых районах густота сети потенциальных очагов лотковых лавин достигает 10 на 1 км дна долины. В районах с водно-эрозионным рельефом густота сети очагов связана с порядком долины. Так, в средневысотных горных массивах густота лавинной сети в долинах I порядка, впадающих в долины V порядка, может колебаться в интервале 5-11 шт/км (в среднем до 9), а впадающих в долину II порядка — лишь 1- 3 шт/км, причем последние сосредоточены преимущественно в самых верховьях. С возрастанием порядка долины густота денудационных воронок на ее бортах сокращается: III-IV порядок- 5-6 шт/км; IV-V порядок — участками 3-5 шт/км; V-VI порядок — менее 1 шт/км. Вариабельность густоты потенциальных лавиносборов в подобных районах существенно выше, чем на участках горно-ледникового рельефа. Особенно это характерно для долин крупнее IV-V порядка, где густота лавиносборов на протяжении 1-2 км может превышать 5 шт/км.

   Для составления карты густоты сети очагов лотковых лавин по Северо-Востоку России было уточнено геоморфологическое районирование территории, данное в 1970 г. на Карте оценки рельефа как фактора лавинообразования (Лавиноопасные районы…, 1971). Затем для выделенных районов проведена количественная оценка густоты сети очагов. Для этого выполнены полевые исследования на пяти эталонных участках и дешифрирование аэрофотоснимков еще на двух эталонах. Использованы также 10 отчетов геологосъемочных партий, содержащих геоморфологические карты и фотоиллюстрации. Тем самым оказались освещены все основные горные районы и все типы рельефа. Выяснена следующая связь типов рельефа и характерных величин густоты сети лотковых лавин.

   Густота сети более 5 шт/км свойственна высокогорью и сильно расчлененному среднегорью с горно-ледниковым рельефом, а также среднегорью и низкогорью сильно расчлененному, с резкими формами рельефа. Показатель 1-5 шт/км характерен для мелкогорья дробно расчлененного, среднегорья сильно расчлененного, массивного с мягкими формами рельефа, а также для низкогорья сильно и слабо расчлененного с мягкими формами рельефа. Число очагов лотковых лавин менее 1 шт/км отмечается для возвышенных увалистых равнин, сильно расчлененных эрозионной сетью, и предгорий.

   При рисовке карты учитывались границы древнего оледенения и расположение гранитных массивов, в пределах которых лавиносборы в общем более крупны, а сеть их соответственно более редка.

   Особой оговорки заслуживают отдельные участки долин крупных рек — порядка Колымы в среднем и нижнем течении. Здесь местами на коренных бортах или склонах высоких террас формируются лавиноопасные лога густотой более 5 шт/км. Малая длина таких участков не позволяет выразить их в масштабе карты. Аналогичные участки вдоль морских побережий более протяжены и могут быть показаны контуром.

   Климатические условия лавинообразования на Северо-Востоке характеризуются по работам Н. К. Клюкина, М. М. Корейши, С. А. Ракиты и других, а также по справочникам и атласам. Средняя январская температура во всех горных лавиноопасных районах ниже -34°, исключение представляет Корякское нагорье, где она до -25-30°. Месяцами с положительной температурой являются июнь, июль и август, продолжительность безморозного периода во всех горных районах менее 60 дней.

   Сумма осадков за год зависит от удаленности от океана — Тихого или Атлантического — и от абсолютной высоты гор. Наивысшие наветренные участки получают на Корякском нагорье до 700-900 мм осадков, Охотско-Колымском — до 700, Чукотском- до 600-700, в хр. Сунтар-Хаята — до 900-1000, на остальной части Верхоянской системы — до 600-700, нагорье Черского — также до 600-700 мм. Подветренные склоны получают осадков меньше в 1,5-2,5 раза, дно межгорных котловин- в 2-4 раза. За холодный период на дне межгорных котловин выпадает около 25%, в горах — до 40, а на ледниках хр. Сунтар-Хаята — даже до 60% годовой суммы осадков. Это различие отражается в том, что высота снежного покрова на подножиях гор, существенно меньше, чем в высокогорьях, где среднемноголетние значения максимальной декадной высоты снежного покрова повсюду превышают 70 см и достигают на наиболее увлажненных участках 100-150 см. Во всех горных районах наибольшие среднемесячные суммы осадков — в пределах холодного времени года — приходятся на сентябрь и октябрь. Самыми сухими оказываются январь, февраль и март. В апреле и мае осадки вновь возрастают. Эти различия месячных норм осадков более резки в районах, удаленных от Тихого океана, и менее резки на обращенных к нему склонах Чукотского, Корякского и Охотско-Колымского нагорий.

   Продолжительность залегания снежного покрова в горах находится в пределах 200-280 дней, продолжительность лавиноопасного периода в малоснежных внутриконтинентальных районах до 180, на приморских горных массивах — до 220- 230 дней. Максимальная декадная высота снежного покрова достигается перед началом его таяния. В течение всей зимы на пригребневых участках хребтов, а на приморских горных массивах- по всей их высоте весьма силен метелевый перенос снега. Даже в хр. Сунтар-Хаята, удаленном от моря, на высоте более 2000 м часты ветры со скоростью 15-20 м/с и выше. Уместно напомнить, что большинство из приблизительно 700 ледников, насчитывающихся в упомянутых выше районах хр. Сунтар-Хаята и других, — навеянные. На Корякском нагорье около 80% из 280 ледников расположены на подветренных склонах северной экспозиции. Среднегодовое число дней с метелями наиболее велико на побережьях Берингова моря и на высоких хребтах (более 1200-1400 м) Центральной Колымы и верховий Индигирки; здесь метели отмечаются в 70-100 днях и более из примерно 250 дней со снежным покровом. Ближе к центру Азиатского антициклона метелевых периодов становится меньше. Так, к западу от устья р. Колымы, на Арктическом побережье число дней с метелями 35-50 в год, во внутриконтинентальных депрессиях- 20-30, а на перевалах Верхнеколымских гор — до 40 в году. В долинах континентальных районов максимальная длительность метелей 6-12 ч, а на побережье и высоких перевалах- сутки и более. Плотность метелевого снега достигает 0,4 г/см3, местами — до 0,5-0,6 г/см3.

   На Северо-Востоке России действуют все основные факторы лавинообразования. Они дифференцированы по территории следующим образом.

Метели играют значительную роль в приморских районах и во внутриконтинентальных высокогорьях, уплотняя или полностью сдувая снег на наветренных склонах, а на подветренных дают добавочное снегонакопление, особенно значимое для лавинообразования в том случае, если в начале зимы в снежной толще сформировался слой глубинной изморози. Весеннее снеготаяние — весьма значительный фактор на Охотском побережье. Об этом свидетельствует приуроченность 32 % зарегистрированных по региону лавин к маю-июню и еще 37% — к марту-апрелю. Перекристаллизация снежной толщи особенно характерна для внутриконтинентальных территорий с климатом, формирующимся под воздействием устойчивого антициклона.

   В целом в горах Северо-Востока России преобладают (около- 65%) лавины из сухого снега. Обычно это сложно стратифицированная толща с горизонтами ветровой доски и (или) глубинной изморози. Ветровое уплотнение снега играет большую роль в стабилизации снежной толщи на склоне и сохранении ее там вплоть до времени достижения максимального снегонакопления. Пик схода лавин, связанный с перегрузкой метелевым снегом склонов с горизонтами глубинной изморози, имеет место в середине — второй половине зимы.

   Еще один региональный максимум схода лавин связан с весенним снеготаянием (март-май), когда преобладают мокрые, часто грунтовые лавины. Высоко в горах мокрые лавины возможны и летом.

   Более подробную характеристику снеголавинного режима рассматриваемой территории удобно дать по областям, выделенным С. А. Ракитой (Лавиноопасные районы…, 1970), несколько уточнив их названия. Яно-Колымская область включает нагорье Черского и приближающиеся к нему отроги Верхоянской горной системы, Охотско-Колымского и Анюйского нагорий. Это — наименее снежная, наименее ветреная и наиболее морозная область. Снежный покров накапливается в основном в первую половину зимы, не слишком переметается ветрами, сохраняет небольшую плотность и сравнительно простое строение. В течение всей зимы интенсивно идет сублимационная перекристаллизация нижних горизонтов снежного покрова, подготавливающая сход лавин соответствующего генезиса. Они провоцируются, видимо, в основном осадками и метелями, усиливающимися в конце зимы. Весной характерно сильное испарение снега. Поэтому лавины весеннего снеготаяния здесь ограничены в пространстве особо многоснежными участками, во времени — особо влажными зимами. Лавины, вызванные метелями, распространены лишь на пригребневых участках. Расчетное количество дней с лавиноопасными ситуациями до 10-15. Среднемноголетняя повторяемость лавин в очаге средней активности в основном менее 0,1 и повышается до 0,1-1,0 в высокогорье Момского хребта и др.

   Верхоянско-Анюйская область охватывает наветренные макросклоны хребтов Верхоянской системы, Охотско-Колымского и Анюйского нагорий и северную половину Чукотского нагорья. Здесь более велики осадки, сильнее метели, иногда сопровождаемые снегопадами. Большая влажность воздуха умеряет процессы весеннего испарения снега, особенно на высоких участках гор. Однако зима почти так же холодна, как в горах Яно-Колымской области. Поэтому ведущим фактором лавинообразования и здесь остается перекристаллизация снежной толщи. Но снегопады и метели, служащие «спусковым крючком» для схода лавин, здесь более многочисленны и равномернее распределены во времени. Поэтому и лавины вероятны в течение всего холодного периода. Лавины весеннего снеготаяния более характерны, чем в Яно-Колымской области. Их сходу способствуют вторжения теплых и влажных воздушных масс, иногда сопровождаемые дождями. Число дней с лавиноопасными ситуациями около 15. Но средняя многолетняя повторяемость лавин в очаге средней активности может быть оценена как невысокая (в основном 0,1-1,0 или менее 0,1); несмотря на несколько большее увлажнение, высота снежного покрова на относительно низком Охотско-Колымском нагорье остается все же ограниченной. Впрочем, вероятно, что специальными исследованиями на приморском склоне нагорья можно обнаружить очаги более высокой снежности и повторяемости лавин.

   Корякско-Чукотская область (Корякское нагорье и южная половина Чукотки) — наиболее снежная, ветреная и сложная по метеорологическим условиям снегонакопления и лавинообразования. К факторам, характерным для двух предшествующих областей, тут добавляется вероятность зимних оттепелей, на юге Корякского нагорья иногда даже сопровождаемых дождями. О большой интенсивности метелевого перераспределения снега свидетельствует факт снижения уровня пояса навеянных ледников на восточном побережье Корякского нагорья до 600 м. В условиях переменчивой погоды снежный покров здесь получает высокую плотность (до 0,4 г/см3) и сложное строение. Гололедные корки, образующиеся при оттепелях, служат горизонтами скольжения для сухого метелевого снега даже при сравнительно небольшой его толщине. Но практически все снегопады сопровождаются метелями, поэтому метели остаются ведущим фактором лавинообразования. Вторым по значению фактором остается весеннее снеготаяние. Лавины возможны в течение всей зимы. Число дней с лавиноопасными ситуациями достигает 20-25. Средняя многолетняя повторяемость лавин из очага средней активности больше 1 в год.

   Наблюдения А. Л. Шныпаркова в бухте Провидения позволяют детализировать картину снеголавинного режима для южной половины Чукотки. Влияние теплых масс воздуха, идущих с моря и приносящих снегопады, сказывается в нижнем поясе гор до отметок 500-1000 м. Выше этого уровня преобладают континентальные и арктические воздушные массы. Поэтому в нижнем поясе главенствуют метелевый фактор лавинообразования (50-60% от общего количества лавин) и весеннее снеготаяние, тогда как в верхнем — перекристаллизация снежной толщи и метелевый снегоперенос. За первую половину зимы (до февраля) выпадает около 70% твердых осадков. Интенсивность осадков небольшая — 2-4 мм/сут; в среднем за зимний сезон наблюдается около трех дней с осадками более 10 мм/сут. Продолжительность залегания снежного покрова 200-240 дней, его стаивание происходит в конце мая — начале июня. Наибольшие декадные высоты снежного покрова наблюдаются в апреле. В среднем они равны 90-100 см, в 50% зим — более 100, в 10% зим — более 120 см.

   Плотность снежного покрова до 0,4 г/см3, строение сложное, Первые лавины, обусловленные метелями, наблюдаются в ноябре, через один-полтора месяца после установления снежного покрова. Наибольшая повторяемость дней с лавинами приходится на время весеннего снеготаяния. Общее количество дней с лавинами около 20 в верхнем и около 10 в нижнем поясе, продолжительность лавиноопасного периода соответственно до 200 и около 100 дней.

   Наконец, коснемся вероятности образования водоснежных потоков в горах Северо-Востока России. Согласно исследованиям Д. К. Башлавина, О. И. Будариной и Г. А. Постоленко (Селеопасные районы…, 1976), следы водоснежных потоков здесь, по меньшей мере, теряются на фоне селей дождевого питания; но возможно также, что в типичных природных условиях, свойственных Верхоянской системе и нагорью Черского, лавиноподобных водоснежных потоков не бывает, поскольку весеннее снеготаяние здесь медленное и длительное. Селеподобные водоснежные потоки, связанные с прорывами русловых снежных запруд, вероятны на обращенных к морю склонах Охотско-Колымского и Корякского нагорий, где весной возможны довольно резкие потепления и дожди. Лавиноподобные водоснежные потоки вероятны лишь в горно-ледниковых районах (хребты Сунтар-Хаята, Момский и др.) на крутых ледниках в периоды бурного снеготаяния и (или) выпадения жидких осадков.

   Теперь поясним приведенные карты факторов лавинообразования й повторяемости лавин (см. рис. 65, 66). Карта факторов лавинообразования составлена по следующей методике. Территории вероятного образования метелевых лавин оконтурены по изолинии величины метелевого снегопереноса 100 м3/км за зиму (рубеж слабого и умеренного снегопереноса, по С. А. Раките) и с учетом положения верхней границы леса. Районы развития оттепельных лавин ограничены нулевой изолинией числа дней с оттепелями в период с ноября по март. Граница районов развития перекристаллизационных лавин охватывает территории с холодным климатом, складывающимся под воздействием радиационных факторов в областях с устойчивым антициклоном. Районы распространения лавин, связанных с интенсивными снегопадами, очерчены границей, в пределах которой возможен 1 день или более с осадками 10 мм/сут. за период с октября по май. Они тяготеют к морским побережьям, причем интенсивные осадки в большинстве своем выпадают при ветре. Выделение районов с интенсивными осадками на фоне территорий метелевого фактора лавинообразования проведено на том основании, что преобладающая здесь высокоствольная растительность резко снижает ветровое перераспределение и делает накопление снега более равномерным. Лавины весеннего снеготаяния показываются на всей территории. Имеющиеся малочисленные сведения об условиях схода лавин не противоречат содержанию полученной карты факторов лавинообразования.

   Карта средней многолетней повторяемости лавин в очаге средней активности составлена на основе карты максимальных снегозапасов, подготовленной для Атласа снежно-ледовых ресурсов мира Н. И. Осокиным и А. П. Росманом. При этом сделаны следующие допущения. При пересчете водозапаса на высоту снежного покрова принята плотность снега 0,3 г/см3 для внутриконтинентальных районов и 0,4 г/см3 для побережий Охотского и Берингова морей и высоких хребтов.

   Критическими величинами высоты снега для районов разной повторяемости лавин в очаге средней активности приняты в прибрежных районах 30, 50 и 100 см, во внутриконтинентальных- 40, 70 и 120 см. С учетом всех возможных погрешностей такого подхода, как и используемых материалов, критическими рубежами повторяемости менее 0,1, 0,1-1,0 и более 1 лавины в год для изображенной территории можно считать величины снегозапаса 100, 200 и 400 мм. Использование в качестве внешнего контура зоны, лавиноопасной по условиям снежности, изолинии 100 мм (а не 120-130 мм, как следовало бы при плотности снега 0,3 г/см3) страхует нас от преуменьшения площади опасных территорий.

   Сведения о максимальных объемах лавин почерпнуты у С. А. Ракиты.

Они основаны на данных 10-20-летних наблюдений системы УГМС и результатах анкетного опроса, показывающих, что 80% сходящих лавин имеют объем менее 10 тыс. м3, (в том числе 100-1000 м3 -32%; 1000-10000 м3 -39%) при среднем объеме 1000-1500 м3. В аномально многоснежные зимы объемы единичных лавин возрастают до 180-200 тыс. м3. Объемы лавин, сходящих на Тихоокеанском побережье, в 2,5- 3 раза превышают этот показатель для внутриконтинентальных районов. При скудости этих данных нельзя не отметить, что карта суммарных за зиму объемов лавин в наименьшей степени обеспечена фактическим материалом. Однако принятый в легенде карты довольно широкий диапазон значений показываемых объемов позволил подразделить территорию на основе физико-географической информации общего характера. Значения объемов более 100 тыс. м3 показаны для территорий, где лавиносборы в большинстве своем представлены формами нивально-гляциального происхождения (т. е. имеют сравнительно большую площадь), а снежность больше или равна средней для района. Сюда отнесены также некоторые районы Чукотки и Корякского нагорья, где при некрупных лавиносборах чрезвычайно велико снегонакопление. Минимальный объем лавин (менее 10 тыс. м3) показан для среднегорных слаборасчлененных или низкогорных территорий, где лавиносборы представлены мелкими денудационными воронками или небольшими логами, а снежность ниже средней.

   Среди региональных особенностей проявления лавин помимо упомянутых выше можно назвать довольно слабое развитие следов лавин в ландшафте. В Яно-Колымской области типичные лавинно-аккумулятивные конусы развиты лишь в крупных очагах. Мелкие очаги их почти лишены из-за преобладания в них небольших лавин, не срывающих снег до грунта. В этой и других областях лавинной денудации часто препятствуют заросли кедрового стланика на склонах. А в горно-ледниковых районах аккумулятивные конусы под лавиносборами чаще всего имеют обвально-осыпной облик.

   Слабы и следы лавин в растительности. Лиственничное редколесье не часто оказывается в зоне выброса лавин. Кедровый стланик не сохраняет лавинных повреждений, поскольку часто полностью покрывается сезонным снежным покровом. Одним из ландшафтных признаков регулярного схода лавин на дно долины в высокогорьях оказываются участки повышенной обводненности (за счет залеживания лавинного снега) и усиления курумообразования ниже предела распространения древесной растительности. К ним, как правило, бывают приурочены заросли кустарниковой ивы, часто с видимыми лавинными повреждениями.

   На общем фоне известное нам исключение составляют прекрасно выраженные лавинные конусы на Чукотке, в бухте Провидения и других фиордах. Здесь на поверхности песчаных морских террас можно встретить лавинные, отложения, грубообломочный материал которых резко отличается от подстилающих толщ, хорошо заметен и тем самым позволяет уникальную и пока неиспользованную возможность оценки максимальной дальности выброса лавин за несколько тысячелетий (отвечающих возрасту морских террас) и других палеолавинных исследований.

География лавин /Под ред. С.М.Мягкова, Л.А.Канаева — М.,изд-во МГУ, 1992

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наши друзья и партнеры

snowAvalanche.ru

© 2011 - 2018 Все о лавинах. Все права защищены