Новости

Обзоры новинок снаряжения, графики лекций

Интервью с лавинщиком

После шести лет успешной работы Брайана Ньюмана на должности офицера лавинной безопасности лавинно-спасательной службы Гульмарга, его сменил другой иностранный эксперт-лавинщик — Колин Митчелл.

Колин Митчелл — 46 лет, родился в США. Всю свою жизнь занимается горными лыжами и альпинизмом, в течение одиннадцати лет работал в службах лыжного патруля и лавинного контроля на горнолыжных курортах Эльдора (Колорадо, США) и Минера Пиментон (Чили). Имеет опыт работы гидом. Помимо английского, свободно говорит по-испански.

По завершении его первого сезона в Гульмарге мы взяли у него интервью.

Александр — Я знаю, что у тебя большой опыт работы на других курортах, в США и Чили. Каково твое мнение о Гульмарге?

Колин — Гульмарг, безусловно, уникальное место. Райдеры приезжают сюда, в основном, из-за того, что с подъемника они получают легкий доступ к огромной зоне бэккантри. Что же касается работы, то здесь множество сложных задач для службы лавинного патруля и лавинщика. В основном, лавинщики работают в границах зоны катания курорта, для которой и выпускают погодные и лавинные прогнозы. Здесь же, в Гульмарге, у нас есть зона безопасного катания, в которой мы проводим работы по лавинному контролю, а для остальной части горы я составляю лавинный прогноз. По сравнению с горнолыжными курортами США, тут, в Гульмарге, мы обладаем весьма ограниченными ресурсами — нет сети метеостанций или соседних метеоцентров, откуда бы мы могли получать информацию. Здесь мы работаем на основе данных из зоны бэккантри, которые удается получить от лыжного патруля или других наблюдателей.

А еще в Гульмарге прекрасная тусовка и замечательная атмосфера.

Александр — А в чем отличие Гульмарга от других фрирайдных горнолыжных курортов?

Колин — Что делает Гульмарг таким уникальным — это доступ с канатки к более чем 1000м вертикального перепада высот с крутыми склонами и возможностью выкатиться к подъемнику. Аналогичные фрирайдные курорты в США обязывают райдеров брать гидов из числа аккредитованных на курорте. И, они (курорты), не обладают теми удобствами, которые есть в Гульмарге — это и отели рядом с канаткой и так далее. Например, вторая очередь за один подъем, без пересадок, поднимает вас практически на 1000 вертикальных метров. Я не знаю другого горнолыжного курорта в мире, который предоставляет такой легкий и быстрый доступ к фрирайду в больших горах.

Александр — Каково твое впечатление о русских райдерах?

Колин — Ну что сказать … с некоторыми было весело выпить в баре — они не особо хорошо говорили по-английски, но было весело, и, как я думаю, братство в кругу райдеров более важно, чем знание языка.

Александр — Что ты можешь посоветовать тем, кто собирается приехать в Гульмарг — что стоит делать и чего лучше не делать?

Колин — Если лавинная ситуация не очень хорошая, то особое внимание стоит уделить безопасности: каждое утро читать лавинный прогноз, слушать то, что вам говорит лыжный патруль. У меня немного другие методы, чем у Брайана — мы постепенно отходим от идеи открытия или закрытия доступа на вторую очередь, а вместо этого фокусируемся на помощи райдерам в принятии правильных решений.

Чего не стоит делать: не катайтесь в одиночку, не катайтесь без бипера, лопаты и щупа. Не спускайтесь по нескольку райдеров одновременно — мы называем это «gang skiing», не следуйте по чужим следам — они не гарантируют ни безопасность, ни означают, что вы куда-либо выедете.

Александр — А с какими трудностями ты столкнулся в Гульмарге?

Колин — Трудностей было много. Например, в плоскости культуры или функционирования. Местные, работающие на курорте, имеют другой менталитет. В отличие, например, от работников горнолыжных курортов в США, кашмирцы не всегда следуют расписанию работы канатки. И многие из работников никогда в жизни не катались. Так что, в действительности, они не понимают нужд райдеров. В лыжном патруле должно быть больше людей. Сейчас работают пятнадцать человек, а для проведения спасательных работ в зоне бэккантри нужно восемь человек! И каждый день на работу должно выходить двенадцать спасателей, а обычно работают не больше восьми.

Александр — Что нового было сделано в этом сезоне?

Колин — Мы продолжили разметку границ безопасной зоны катания на горе. И мы начали обозначать точки выхода в зону бэккантри, чтобы дополнительно информировать райдеров о том, что они собираются покинуть безопасную зону катания и еще раз предоставить им информацию о текущих лавинных условиях. Когда Брайан начал работать не было ничего. Он сделал систему лавинной безопасности и я продолжаю работать, развивая эту систему. Мы увеличили количество лавинных лекций и стали выпускать более подробный лавинный прогноз.

Александр — Скажи, а когда появится радиочастота для вызова лыжного патруля?

Колин — Это интересный вопрос! Из-за того, что Гульмарг находится достаточно близко к Линии Контроля (де-факто-граница между Индией и Пакистаном) и расположению частей индийской армии, частоты, используемые лыжным патрулем, весьма ограничены. У нас даже нет разрешения на использование нынешних внутренних частот лыжного патруля и мы используем их неофициально. Возможно, мы попробуем настроить несколько раций на одну из частот, популярных среди райдеров.

Александр — Понравился ли тебе Кашмир?

Колин — У меня даже не было ни одного выходного, чтобы что-то посмотреть.

Александр — Но покататься-то удалось?

Колин — Да, иногда было хорошо! Некоторые катальные дни в Гульмарге были одними из лучших в моей жизни.

Александр — Собираешься ли ты продолжить работать в Гульмарге в следующем сезоне?

Колин — Я бы хотел вернуться сюда в следующем году, но это будет зависеть от контракта. Так что это не гарантировано, но я постараюсь сделать все возможное.

Александр — Что бы ты хотел улучшить в следующем сезоне?

Колин — Я продолжу работу над информированием райдеров и обучением лыжного патруля. Так же в планах наладить перевод лавинного прогноза на русский язык. Постараюсь добиться выделения телефонной линии в штаб лыжного патруля на средней станции гондолы G2-G3.

Александр — Каковы твои планы после Гульмарга?

Колин — Я вернусь в Колорадо и пару недель поработаю гидом, после поеду в Чили работать лавинщиком, еще на шесть месяцев.

До встречи в следующем сезоне, Колин!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Автор: Александр (www.GULMARG.ru )

Гульмарг, март 2014.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наши друзья и партнеры

snowAvalanche.ru

© 2011 - 2018 Все о лавинах. Все права защищены